December 16th, 2011

О дружбе народов

  
                                                или Продолжаем учиться толерантности
 
Вчера наблюдал сценку, один в один напомнившую мне эту бессмертную зарисовку.
Знаю, знаю. Но это уже не баян, это уже классика!

 
…………………………………………………………………………………………
 
Есть тут у нас рядом с работой магазинчик. Держат его азербайджанцы; соответственно, продавцы тоже все азербайджанцы. А рядом у нас Апрашка (Апраксин двор, сукарынок) и ремонтируют здание, соответственно, гастеры. Ещё есть грузины, абхазцы и армяне. И все они ходят затовариваться едой в этот магазин. А я постоянно становлюсь свидетелем того, как вся эта братия ругается между собой либо с продавцами.
 
Вот, например, в очереди стоят друг за другом армянин-строитель (очень плохо говорит по-русски), абхазец-асфальтоукладчик (ещё хуже говорит по-русски) и грузин-торговец (великолепно говорит по-русски с аццким акцентом).
 
И обслуживает их азербайджанец-продавец (русский на среднем уровне). Происходит это примерно так: Армянин-строитель долго смотрит на айзербайжанца-продавца и говорит:
— Слюш, эти, ватэта, вотки, хароший?
Продавец искренне не понимает, я кстати, сзади стою, тоже не очень догоняю. Продавец удивляется:
— Шито?
— Ватета хароший?
— Шито?
— Э-э-э, ты чо? Ватета хароший?
— Шито ватета? Э-э-э? Гавари, а?
— Вотки хароший? Ты дурак, да?
— Э-э-э, зачем дурак, ты хуй!
Армянин-строитель морщится, что-то вспоминая и поворачивается к абхазцу-асфальтоукладчику и шепотом спрашивает:
— Хуй? Бла-бла-бла хуй?
Асфальтоукладчик с проясненным лицом, улыбаясь:
— Бла-бла-бла, сама хуй, бла-бла-бла, песда! (пауза, потом радостно) Мудак!
Строитель одухотворенно поворачивается к продавцу и выпаливает:
— Сам хуйпесда. Ти мудак!
Продавец искрометно парирует:
— Э-э-э, шито?
Стоящий передо мной грузин-торговец не выдерживает и, жестикулируя, разруливает ситуацию:
— Слюшай, заибали, а? Мне тут утром стоять, да? Ти будешь хуй, ти песда, ти мудак. Этому дай вотка харощий, а ти нахуй, патом вазмещ, адин хуй, как палавой орган нипанимаешь па руски. Мине винбилидан.
Продавец вопросительно:
— Шито?
Грузин в сердцах разворачивается и уходит. Из дверей орет:
- Билять нируская!


Жанаозен - "взрыв бомбы"?


 Нынешние беспорядки в казахстанском городе нефтяников Жанаозене (б. Новый Узень) вызвали резонанс далеко за пределами Казахстана.

Вместе с тем, в данный момент мы наблюдаем «взрыв бомбы», которая была заложена много лет назад.

Стоит заметить, что протестные настроения в г. Жанаозене стали проявляться еще в начале в 2000-х гг. из-за передачи ряда государственных предприятий частным собственникам. Апофеоз предачи нефтяных компаний в частные руки пришелся на 2007-й год, когда нефтяная компания «Бургылау» была продана государством.
Несколько слов о самом городе Жанаозене и быте казахских нефтяников.
 
Вот как описывает этот населенный пункт казахское издание Zonakz: «В Жанаозене, рассчитанном на 60 тыс. жителей, сейчас, по сведениям местных властей, проживает 110-120 тыс. человек. Деревьев практически нет, другой растительностью тоже не пахнет. Условия работы нефтяников не самые лучшие. Палящий зной летом, пронизывающий ветер зимой, всюду только нефть, испарения и запах газа. Да и в городе, выжженном солнцем, практически нет другой работы. С момента объявления программы переселения оралманов сюда потянулись люди из окрестных аулов, удвоив население города за короткий срок. Малокомфортные условия проживания, частые отключения электроэнергии, хроническая нехватка воды в городе - все это могли компенсировать только высокие заработки.
 
Большая разница среднегодовых температур летом и зимой сказывается и на характере людей: трудно быть мягким, когда летом солнце плавит асфальт, а зимой ветер сдувает с ног. Нельзя скидывать со счетов и отдаленность региона от Астаны: центральным органам власти тут доверяют мало, считая, что столица забирает все нефтедоллары, ничего не оставляя на развитие местной инфраструктуры. Признаться, мало тут и приверженцев экстремистских течений ислама. Это связано с тем, что большинство местных святых, чьи гробницы рассеяны по всей области, исповедовали более мягкое течение - суфизм. В экстремисты тут главным образом рекрутируют тех, кто разочаровался в государстве и ищет утешения в маленькой общине единомышленников, задумавших добиться своего видения справедливости...».
 
Хотя на самом деле, как отмечают сами казахстанские эксперты, понять реальные причины забастовочной активности в Жанаозене непросто. Зарплаты в городе достаточно высоки, оператор нефтедобычи получает около 249 тыс. тенге в месяц, машинист цементировочного агрегата - 190 тыс., водитель автобуса - 156 тыс. (При прожиточном минимуме в стране в 16,6 тыс. тенге и средненациональном уровне потребительских затрат в 28,1 тыс. - зарплаты вполне приемлемые). Также Мангистауская область является одной из самых благополучных в республике. Там одна из самых низких в стране доля расходов на питание (40,1%, ниже только в Астане), самый низкий коэффициент Джини, отражающий уровень социального расслоения (0,18), 2-я по величине среднемесячная зарплата (138,1 тыс. тенге).

Однако, как отмечали в прошлые годы казахстанские СМИ, в городе сложная социальная обстановка, являющаяся следствием перенаселения. В 1990-е гг. город захлестнул поток казахов-репатриантов из других республик Средней Азии, который вкупе с быстрым естественным приростом населения привел к перегрузке городской инфраструктуры. Сейчас в городе не хватает жилья, медицинских учреждений, школ и даже доступа к питьевой воде.

Дополнительным фактором, дестабилизирующим ситуацию, является проблема приезжих. Город, измученный быстрым ростом и постоянным притоком трудовых мигрантов со всеми их проблемами, очень остро относится к этому явлению, что еще в советское время приводило к массовым выступлениям, сопровождавшимися погромами (например, выступление против неказахского населения в 1989 г.).

Как бы там ни было, с 2008 года в городе начались забастовки и голодовки нефтянников.

В марте 2009 года в Жанаозене началась крупная забастовка работников нефте-сервисной компании «Бурлыгау». Работники компании требовали передачи компании «Бурлыгау» в собственность государства, выплаты двухлетней задолженности по заработной плате, улучшения условий труда и гарантии сохранения рабочих мест в условиях кризиса.
Кроме забастовки, 20 марта 2009 года 14 рабочих «Бурлыгау» объявили о бессрочной голодовке.

Тогда властям удалось избежать мощного социального взрыва, хотя бастующие не отличались нерешительностью, да и власть демонстрировала готовность к решительным силовым действиям. Но проблема не была решена. Летом этого года забастовочное движение опять стало набирать обороты, и к сегодняшнему дню, как видим, вылилось в крайние формы.

http://hvylya.org/analytics/politics/16426-bojnja-v-zhanaozene-bomba-vzryvavshajasja-10-let.html